Исторические предпосылки развитие народного образования в XIXв

В номере журнала "Ясная поляна", о котором я упоминала ранее, автор с горечью писал: " . [в народе] распространяется грамотность и не распространяется образование; почти весь народ делается грамотным и почти весь остается совершенно необразованным; выходя из школы, он уносит с собою механическое уменье грамоты и счета, а все остальное, как бы принадлежащее школе и нисколько не принадлежащее ему и его жизни, оставляет там, в школе. И средства к образованию, которые, по-видимому, должна была бы дать школа, народ не употребляет в дело, а бросает, как что-то ему надоевшее, намозолившее ему ум и память" [1]. Толстой убедился в этом сделанными им лично наблюдениями в разных местах Европы. Например, во Франции в городах народ действительно цивилизован; но его "цивилизовала, образовала его понятия жизнь, - дешевые издания, летучие листки, публичные библиотеки, театры, cafês-chantants и проч.; на всех его понятиях лежит отпечаток этого рода образования, а того, что должна была бы дать школа, следов нет. Но вне городов, где жизнь не цивилизует, французский народ глохнет в полнейшем невежестве, хотя школы и здесь и там одинаково устроены и везде их достаточно". [1]

В Европе конца XIX века школа представлялась ребенку учреждением для мучения детей, учреждением, в котором лишали их главного удовольствия и потребности детского возраста - свободного движения, где Gehorsam! (послушание) и Ruhe! (спокойствие) – были главными условиями. Во французских приютах четырехлетние дети по свистку, как солдаты, поднимали и складывали руки и дрожащими и странными голосами пели хвалебные гимны Богу и своим благодетелям. В английских школах все внимание было направлено на то, чтобы воспитывать детей в духе религиозности и послушания старшим и хозяевам. Знания дети приобретали дома или на улице, но только не в школе.

В ту пору была очень популярна немецкая методика наглядного обучения. Выглядела она со слов Толстого так:

Учитель показывает детям картинку, на которой изображена рыба. "Что это такое, милые дети?" - спрашивает он. "Это рыба", - слышится робкий ответ. "Нет, - отвечает учитель. Что вы видите?" Дети молчат. "Что же вы видите?" – "Книжку", - говорит самый глупый. Умные школьники в недоумении, а учитель радуется! "Да, да, очень хорошо, книга. А в книге что?" Самый бойкий отвечает: "Буквы". Но учитель недоволен: "Надо думать о том, что говоришь". Урок продолжается. Опять, все умные в унынии молчат и . думают о том, какие очки у учителя, зачем он не снимает их, а смотрит через них и т.п. "Так что же в книге?" Все молчат "Что вот здесь?" Он указывает на рыбу. "Рыба", - говорит смельчак. "Да, рыба, - но ведь не живая рыба". "Нет, не живая". – "Очень хорошо. А мертвая?" – "Нет". – "Прекрасно. Какая же это рыба?" – "Картина". – "Так, прекрасно". Все повторяют: это картина, и думают, что кончено. Нет, надо сказать, что это картина, изображающая рыбу. [2]

Когда Толстой вернулся в Россию и стал знакомиться с тем, как учат детей в начальных школах, он увидел, что немецкая "метода" наглядного обучения проникла и в русскую педагогику. Среди учителей были широко распространены книги Н.А.Корфа, который советовал для "развития" учеников задавать им такие вопросы: "В чем состоит различие между курицей и собакой? А в чем сходство между ними?", "Что такое крыша?". Или: "Пересчитаешь ли ты, сколько волосьев на валенках торчит? А отчего не пересчитаешь?", "Чего у тебя на голове много?" И получалось, что самые умные ученики терялись и становили в тупик перед подобными вопросами. Такое обучение лишь отупляло школьников, вызывало у них отвращение к урокам.

Однако идеями изменить методику преподавания, просветительством был увлечен не один Толстой, но вся демократическая интеллигенция России - в стране шла подготовка школьной реформы. Министерские проекты живо обсуждались общественностью, недоверчиво относившейся к просветительной политике царского правительства. Толстой, в частности, считал, что чиновники от просвещения не могут создать школьной системы, отвечающей интересам всего народа. В 1849 Лев Николаевич впервые открывает школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Толстой часто проводил занятия

Таким образом, неэффективность народного образования в Европе и России в годы жизни Льва Николаевича, а также начало реформ, позволило не только оформить педагогические взгляды Толстого, но и реализовать их на практике.

Новые статьи:

Содержание работы социального педагога в ЛОЛ
Социальный педагог назначается и освобождается от занимаемой должности директором МОУ. На должность социального педагога назначается лицо, имеющее высшее профессиональное образование. Социальный педагог непосредственно подчиняется начальнику летнего оздоровительного лагеря (ЛОЛ). На время отсутстви ...

Структура учебных мотивов
Учебная деятельность всегда полимотивирована. В системе учебных мотивов переплетаются внешние и внутренние мотивы. К внутренним мотивам относятся такие, как собственное развитие в процессе учения; действие вместе с другими и для других; познание нового, неизвестного. Такие мотивы, как понимание нео ...

Роль педагога в развитии театрализованной игры
Важным моментом, определяющим творческое художественно-эстетическое развитие детей, является личностно-ориентированный подход в обучении и воспитании. Это означает, что педагог и ребенок являются партнерами в условиях их сотрудничества. Формирование творческой активности детей в процессе театрализо ...

Психологические знания в работе учителя

Психологические знания в работе учителя

Как известно, существует внутреннее единство развития психики ребенка и педагогического процесса.

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.basiseducate.ru