Исторические предпосылки развитие народного образования в XIXв

В номере журнала "Ясная поляна", о котором я упоминала ранее, автор с горечью писал: " . [в народе] распространяется грамотность и не распространяется образование; почти весь народ делается грамотным и почти весь остается совершенно необразованным; выходя из школы, он уносит с собою механическое уменье грамоты и счета, а все остальное, как бы принадлежащее школе и нисколько не принадлежащее ему и его жизни, оставляет там, в школе. И средства к образованию, которые, по-видимому, должна была бы дать школа, народ не употребляет в дело, а бросает, как что-то ему надоевшее, намозолившее ему ум и память" [1]. Толстой убедился в этом сделанными им лично наблюдениями в разных местах Европы. Например, во Франции в городах народ действительно цивилизован; но его "цивилизовала, образовала его понятия жизнь, - дешевые издания, летучие листки, публичные библиотеки, театры, cafês-chantants и проч.; на всех его понятиях лежит отпечаток этого рода образования, а того, что должна была бы дать школа, следов нет. Но вне городов, где жизнь не цивилизует, французский народ глохнет в полнейшем невежестве, хотя школы и здесь и там одинаково устроены и везде их достаточно". [1]

В Европе конца XIX века школа представлялась ребенку учреждением для мучения детей, учреждением, в котором лишали их главного удовольствия и потребности детского возраста - свободного движения, где Gehorsam! (послушание) и Ruhe! (спокойствие) – были главными условиями. Во французских приютах четырехлетние дети по свистку, как солдаты, поднимали и складывали руки и дрожащими и странными голосами пели хвалебные гимны Богу и своим благодетелям. В английских школах все внимание было направлено на то, чтобы воспитывать детей в духе религиозности и послушания старшим и хозяевам. Знания дети приобретали дома или на улице, но только не в школе.

В ту пору была очень популярна немецкая методика наглядного обучения. Выглядела она со слов Толстого так:

Учитель показывает детям картинку, на которой изображена рыба. "Что это такое, милые дети?" - спрашивает он. "Это рыба", - слышится робкий ответ. "Нет, - отвечает учитель. Что вы видите?" Дети молчат. "Что же вы видите?" – "Книжку", - говорит самый глупый. Умные школьники в недоумении, а учитель радуется! "Да, да, очень хорошо, книга. А в книге что?" Самый бойкий отвечает: "Буквы". Но учитель недоволен: "Надо думать о том, что говоришь". Урок продолжается. Опять, все умные в унынии молчат и . думают о том, какие очки у учителя, зачем он не снимает их, а смотрит через них и т.п. "Так что же в книге?" Все молчат "Что вот здесь?" Он указывает на рыбу. "Рыба", - говорит смельчак. "Да, рыба, - но ведь не живая рыба". "Нет, не живая". – "Очень хорошо. А мертвая?" – "Нет". – "Прекрасно. Какая же это рыба?" – "Картина". – "Так, прекрасно". Все повторяют: это картина, и думают, что кончено. Нет, надо сказать, что это картина, изображающая рыбу. [2]

Когда Толстой вернулся в Россию и стал знакомиться с тем, как учат детей в начальных школах, он увидел, что немецкая "метода" наглядного обучения проникла и в русскую педагогику. Среди учителей были широко распространены книги Н.А.Корфа, который советовал для "развития" учеников задавать им такие вопросы: "В чем состоит различие между курицей и собакой? А в чем сходство между ними?", "Что такое крыша?". Или: "Пересчитаешь ли ты, сколько волосьев на валенках торчит? А отчего не пересчитаешь?", "Чего у тебя на голове много?" И получалось, что самые умные ученики терялись и становили в тупик перед подобными вопросами. Такое обучение лишь отупляло школьников, вызывало у них отвращение к урокам.

Однако идеями изменить методику преподавания, просветительством был увлечен не один Толстой, но вся демократическая интеллигенция России - в стране шла подготовка школьной реформы. Министерские проекты живо обсуждались общественностью, недоверчиво относившейся к просветительной политике царского правительства. Толстой, в частности, считал, что чиновники от просвещения не могут создать школьной системы, отвечающей интересам всего народа. В 1849 Лев Николаевич впервые открывает школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Толстой часто проводил занятия

Таким образом, неэффективность народного образования в Европе и России в годы жизни Льва Николаевича, а также начало реформ, позволило не только оформить педагогические взгляды Толстого, но и реализовать их на практике.

Новые статьи:

Проявление детьми творческих способностей в изображении природы
На развитие и проявление творческих способностей дошкольника существенное влияние оказывают три основных фактора: непосредственное наблюдение живой природы, подкрепление этих представлений уточняющими беседами, просмотром картин (репродукций) и иллюстраций, знакомство с лучшими поэтически образами ...

Структура познавательной активности студентов
Говоря о понятии структуры, необходимо отметить, что в общенаучном смысле структура любого явления или процесса представляет собой определённое сочетание элементов и частей. Элементы находятся в определенном взаимоотношении: как в связи друг с другом, так и в связи между собой в целое, причем кажды ...

Воспитание и школа в Афинах
Афины представляли собой наиболее развитое рабовладельческое государство – демократическую республику, которая достигла своего расцвета в V в. до н.э. Афины оставили человечеству богатое наследство в области философии, искусства, литературы, педагогики. Воспитанию и обучению детей и юношества в Афи ...

Психологические знания в работе учителя

Психологические знания в работе учителя

Как известно, существует внутреннее единство развития психики ребенка и педагогического процесса.

Разделы

Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.basiseducate.ru