Педагогия домонгольского периода

Страница 1

Характер образования - религиозно-церковный - в данный период определялся обстоятельствами зарождения у нас грамотности и государственности вообще: начало последней совпадает с принятием нами христианства и элементов грамотности.

Вместе с принятием христианства к нам пришла из Византии и азбука, изобретенная первоучителями славянскими (святыми Кириллом и Мефодием), и богослужебные книги, и грамотность вообще, ибо тогда древне-болгарский язык - язык богослужебных книг - и наш славянский были очень близки друг к другу). Поэтому первые известия об отдаче детей в книжное учение одновременны с известиями об утверждении христианства в Киеве и Новгороде: по словам летописца, вскоре после крещения киевлян Владимир "послав поча поимати нарочита чади дети и даяти нача на книжное учение"; из этих детей готовили будущих церковнослужителей. Словом, обучение в древней Руси, как и весь уклад тогдашней жизни, отличалось религиозно-церковным характером. Но наши предки не были подготовлены, как и их современники на Западе, к надлежащему восприятию христианства. Подобно последним, они, во-первых, усвоили его грубо, с чисто-внешней, обрядовой стороны, упустив его духовную, идеальнейшую сторону; во-вторых, новая вера перешла к нам с чертами сильно подчеркнутого и специально монашеского аскетизма: христианство поразило ум наших предков преимущественно своим учением ο тщете и ничтожестве земной жизни, которая доселе была единственным предметом их вожделений. Таким образом, религиозно-церковная жизнь в древней Руси сводилась преимущественно к обрядности, и вера превращалась в обрядоверие; а это повело к тому, что на практике у нас, как и на Западе в средневековье, выработалась воспитательная традиция характера, по духу противоположного христианству: вместо прогрессивного роста и развития личности вообще, а личности ребенка в частности, она задавливается обрядом, грубою силою церковнослужителей, церковью - личность всецело подчинялась церкви в школе и в жизни.

Оправдание такому положению вещей давали патриархальная суровость семейных начал на Руси и содержание образования, почерпаемого по преимуществу из книг ветхого завета и из святых отцов церкви, склонных к аскетике. Лишь такую, в сущности внешнюю, набожность ценили тогда взрослые: этому они стремились научить и подрастающие поколения. Ближайшею целью обучения, - кроме обучения правилам веры и нравственности, как их понимали тогда, - являлась прежде всего задача на место прибывших греков и южных славян создать кадр своих, русских церковнослужителей. Родители насильно набираемых, будучи не утверждены достаточно в новой вере, оплакивали их, как мертвецов.

1) Эту близость нельзя понимать, как тождественность: славянский богослужебный язык был далеко не вполне понятен русским, ибо наши предки говорили не на нем; нередко последний казался им даже чуждым, и потому богослужение не всегда было вразумительным.

Такое обучение, даваемое вопреки воли родителей, давалось обыкновенно лицами духовного сословия по церковно-богослужебным книгам (написанным на древне-болгарском языке); обучавшийся, - часто взрослый, а не ребенок, - должен был уметь совершать самые важные церковные службы и притом чаще научался совершать их лишь наизусть, не умея отправить тех же служб по книгам; он, как бы мы теперь выразились, натаскивался с голоса отправлять службу, минуя собственно грамотность. Лишь в лучшем случае учили чтению, письму, счету и пению; тогда требовалось и понимание читаемого. Одному и тому же учили всех: и будущих духовных и светских, ибо светской науки еще не существовало, и ценилось лишь душеспасительное, божественное, церковное. Школа, в идее, стремилась оторвать питомца от всего земного и преходящего, приготовив его к небесному и вечному, хотя на практике божественное понималось, как мы уже видели, довольно упрощенно, даже грубо. Во всяком случае, все обучение отличалось явно воспитывающим характером. Начиналось оно с заучивания наизусть и под ряд азбуки, потом часослова, затем псалтыри; редко дело доходило до Нового Завета; таким образом, главный учебный материал заимствовался из Ветхого Завета. Учились обыкновенно каждый отдельно на дому у учителя; школ с некоторым общественным характером было мало: лишь иногда при церквах, монастырях и у архиереев, и обучение в этих школах было также индивидуальное: хотя все сидели и в одной комнате, однако с каждым учитель занимался особо; ο плате каждый раз договаривались с учителем или родители учащегося или сам он (если был взрослый).

Страницы: 1 2 3

Новые статьи:

Признаки нетрадиционного урока
Несет элементы нового, изменяются внешние рамки, места проведения. Используется внепрограммный материал, организуется коллективная деятельность в сочетании с индивидуальной. Привлекаются для организации урока люди разных профессий. Эмоционального подъема учащихся через оформление кабинета, доски, м ...

Характеристика умственной активности детей дошкольного возраста в исследованиях отечественных педагогов и психологов
Психолого-педагогические исследования Л.И.Божович, Л.С.Выготского, В.В.Давыдова, А.В.Запорожца, А.Н.Леонтьева, Н.Ф.Талызиной, Д.Б.Эльконина и др. доказывают, как важно учитывать в ходе воспитательно-образовательного процесса собственную активность ребенка, характеризующуюся преобладанием инициативн ...

Понятие технологии культурологической драматизации
Исследуя процесс нравственного воспитания в Этнокультурном и Кросскультурном социумах, Ферапонтов Г.А. выделяет 10 положений, которые могли бы лечь в основу культуроразвивающей и культуротворческой педагогической технологии: Положение Н.А. Бердяева о том, что в человеке, с одной стороны, «заключены ...

Психологические знания в работе учителя

Психологические знания в работе учителя

Как известно, существует внутреннее единство развития психики ребенка и педагогического процесса.

Разделы

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.basiseducate.ru